dao_nyxa (dao_nyxa) wrote,
dao_nyxa
dao_nyxa

Банная одиссея

В пятницу утром я собрала сумку: книжка, купальник, красный электрический чайник, финики, полотенца, огромная косметичка - и отправилась в баню. Книжка и купальник не пригодились: на чтение двое суток минутки свободной не было; и в немецких банях просвещенные европейцы, в отличие от французов, парятся голыми.

Уик-энд без трусов

Из Парижа мы выезжали меж слегка запорошенных полей; дальше на север снег лежал все гуще и завидней: у нас такой роскоши года три не случалось. Границу с Бельгией отмечал высокий столб со скульптурной композицией - и никаких шлагбаумов; границу с Германией - неприметная трещинка в асфальте. До первой бани, в пригороде Кельна, мы добрались после полудня - Кельнский собор остался незамеченным где-то сбоку, в тумане.

Основной аттракцион немецких саун - коллективные сеансы паровых поддач: ауфгусы. Ты не просто индивидуально лежишь или сидишь на полках - а посещаешь выступления банщиков-ауфгусмайстеров, расписание и содержание которых известно заранее. Сауны - огромны: в деревянный амфитеатр набивается до сотни человек, причем перед началом иногда нужно выстоять очередь в предбаннике. Все рассаживаются по полкам и ждут прихода банщика - единственного, среди голых, перепоясанного по чреслам полотенцем. Он толкает небольшую речь (я впервые слышала немецкий вживую - язык показался ласковым, с успокаиваюшими интонациями), гипнотизируя публику: "Слышите ли вы меня, бандеpлоги?" и приступает к действу: льет на раскаленные камни душистую воду и овевает парильщиков горячим паром. Последовательность приемов ауфгусмайстера столь же регламентирована, как и в японской чайной церемонии: манипуляции ковшами и ушатами, смена полотенец для махания, предложение напитков и угощений.

В мой первый ауфгус я самонадеянно (годы ежедневных тренировок!) забралась на верхнюю полку - после такой ошибки не повторяла. Пик процедуры - обмахивание полотенцем - очевидно, воссоздает ощущения последних жителей Помпеи: раскаленный самум, проникающийпод кожу, растворяющий тело. Отлежалась, отпилась - и пошла исполнять программу без пропусков. Сеансы проводились каждый час - в разных саунах: это был целый банный городок, к некоторым баням приходилось идти через банный сад с гравием, дорожками и фонарями по улице, где было, на минуточку, +3°. После парной, на улице же, можно было нырнуть в ледяной бассейн - или окатиться из бадьи - или растереться льдом - и заполировать в водоеме с горячей соленой водой.

Разнообразие ауфгусов впечатляло: всевозможнейшие ароматы, добавляемые в воду для пара, различные ухватки банщиков, медовые и солевые растирания, угощения, специально подобранные для того или иного случая. Между горячими парными можно было снизить градус в многочисленных хаммамах, джакузи, залах отдыха с шезлонгами... Телефоны и планшеты в банном городке забанены полностью: голые люди обходились без никакого техногенного налета.

Накануне я опасалась, как моя эстетская душонка перенесет обилие обнаженных несовершенных тел. В юные годы на природе мы, конечно, обходились без купальников - и даже как-то стояли лагерем на натуристском берегу - но тогда для меня было испытанием видеть складки, телеса и шрамы людей менее совершенных, чем мои сверстники. Однако в этот раз я обнаружила, что бестрепетно могу смотреть и на толстых, и на тощих, и на старых - и меня не коробит несоответствие тел спортивным, ни скульптурным идеалам. Красивых мужских тел, конечно, могло быть и побольше - но уродливым я ни одно не ощутила; удивляло и восхищало разнообразие природных форм, ну и приятно поражали действительно красивые исключения. Собственная нагота не парила абсолютно, только пару раз поймала забавное ощущение, задремав в относительно прохладном зале, на подогретом мраморном столе - знакомый всем сон: оказаться в публичном месте без трусов, но открыв глаза и оглянувшись, понимаешь - что так и надо.

Пятницу до позднего вечера мы пропарились под Кельном. Утром в субботу я проснулась ни свет ни заря - сцуко, обновленной! - и отправилась ритуально оббегивать немецкую землю. Отель находился в безысходнейшей промзоне, хотя город был рукой подать, в десяти километрах - но, через развязки и магистрали, недоступный пешеходу; так что я ограничилась парой кругов среди корпусов складов, ангаров и стоянок. Очень замерзла в футболке с длинным рукавом - при, как выяснилось потом, +1°, и начинал моросить дождик, к полудню он разошелся до ливня.

Мы отправились еще дальше на север, в снега, в баню близ Люденшейда. Эта, по сравнению с предыдущей, была камерней - сауны "всего" человек на 30, менее шумно и диснейлендно, более роскошно - дервянные стильные шале, более стройная и буржуазоподобная публика. На ауфгусы нужно было ходить снова через банный сад - на сей раз под ледяным дождем, но там для этого были предусмотрены большие кремовые зонты. Банщики в этом заведении были в основном - банщицы, и был один нетипичной для этой профессии принадлежности банщик-негр: в красных трусах, с переливающимися под черной кожей мускулами... Был там "русский" сеанс - с березовыми вениками вместо овевальных полотенец, примерно так - только, к счастью, без музыки:



В этих банях мы провели полный рабочий день, наотдыхавшись до отказа - да и то, на последний ауфгус уже не хватило сил. Говорят, большинство любителей ездит на водные процедуры в Баден-Баден - но мой спутник, большой знаток немецких бань, уверяет, что те, что посетили мы - сливки сливок: он десятилетиями выбирал и сравнивал.

В воскресенье мы двинулись в обратный путь - на юг. Температура повышалась на глазах, дожди и снега остались в Вестфалии. Бельгию с её характерными фонарями и мрачными предостерегающими водителей плакатами я на этот раз проспала, очнулась за сотню метров до пограничного столба, где автопоток замедлился перед парой жандармов с автоматами - по нашей машине они скользнули равнодушными взглядами, и милая Франция снова приняла меня в свои объятия. Возвращались не по автобану - а по небольшим департаментальным дорогам, меж цветущих слив, живописных холмов и уютных старых фр городков; ну вот, я и побывала еще где-то кроме Франции в Европе - и могу с ответственностью заявить, что выбрала - наилучшую страну для жизни. Дом мой, любимый дом, оказался на месте, школьники не побили стекла, сосед вел себя хорошо, крыша не протекла, крокусы распустились почти все - особенно сорта Пиквик: сиреневые в полоску.
Tags: в пампасы, я слишком люблю мыться
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Всем workaway

    Три года, как я живу по программе workaway: путешествия и проживание у местных жителей по всему миру в обмен на помощь. Штука эта совершенно…

  • Праздник осени на Желтой Мельнице

    Стою и смотрю, как по зеленой аллее, между липами и забором, ко мне идут трое: - в кирпичных джинсах, горчичном поло, охряном шарфе и соломенной…

  • Девушку из деревни

    Когда не можешь перестать примерять наряды. Очень боялась дня переезда: до Парижа доедь! На склад попади! Чемодан переуложи (выкинуть постылые за три…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Всем workaway

    Три года, как я живу по программе workaway: путешествия и проживание у местных жителей по всему миру в обмен на помощь. Штука эта совершенно…

  • Праздник осени на Желтой Мельнице

    Стою и смотрю, как по зеленой аллее, между липами и забором, ко мне идут трое: - в кирпичных джинсах, горчичном поло, охряном шарфе и соломенной…

  • Девушку из деревни

    Когда не можешь перестать примерять наряды. Очень боялась дня переезда: до Парижа доедь! На склад попади! Чемодан переуложи (выкинуть постылые за три…